+7 7272 48-46-91
22
июля
2013

Через тернии — к недрам

«Недра правительства также глубоки, как нефтегазовые».

В.В.Путин, Президент Российской Федерации

 В Казахстане в начале сентября перед парламентариями и правительством были поставлены новые задачи по дальнейшему совершенствованию законодательства в области недропользования. Президент Нурсултан Назарбаев на первом после летних каникул совместном заседании палат парламента поручил обеспечить принятие в стране нового Закона о недрах и недропользовании, кардинально упростив в нем систему предоставления прав на разведку месторождений и обеспечив возврат государству тех месторождений, владельцы которых не инвестируют в их развитие. Так, по мнению главы государства, месторождения будут защищены от практики непродуманной спекуляции, и появится возможность привлечь в их геологоразведку новые инвестиции. Действующий ныне Закон о недрах, принятый всего три года назад, все эти меры, к сожаленью, не предусматривает.

Закон РК «О недрах и недропользовании», подписанный президентом Казахстана 24 июня и вступивший в силу 7 июля 2010 года, пришел на смену двум законам – Закону РК №2350 «О нефти» от 28 июня 1995 года и Закону РК №2828 «О недрах и недропользовании» от 27 января 1996 года. С его принятием также утратил силу Закон «О Соглашениях о разделе продукции» от 8 июля 2005 года. Как отмечали эксперты после принятия нового закона, на тот момент законотворцам удалось более полно интегрировать законы и нормативные правовые акты, указав подробные процедуры и сроки, например: предоставление права недропользования, подготовка, ведение переговоров, подписание и регистрация контрактов, прекращение/возможное продление прав недропользования, приоритетное право государства, разрешение компетентного органа на передачу долей. Закон расширял и уточнял полномочия различных государственных органов, давал новые определения.

До принятия этого закона контракты на разведку предоставлялись на шестилетний срок, предусматривая два продления по два года, а также продление срока на оценку. Срок контрактов на добычу составлял от 25 до 45 лет и также разрешал пролонгацию. Контракты на совмещенную разведку и добычу предоставлялись на срок 6+25 (45) лет, с возможными продлениями. С 2010 года срок контрактов на разведку составляет 6 лет, продление возможно только один раз на два года и только для морских контрактов, предполагается также продление сроков на оценку. Срок контрактов на добычу определяется планом добычи (возможны продления). А контракты на совмещенную разведку и добычу допустимы только по стратегическим месторождениям и/или месторождениям, имеющим сложное геологическое строение.

С принятием закона от 2010 года при коммерческом обнаружении не позднее 3 месяцев после завершения контракта на разведку недропользователь получил возможность обратиться с заявлением о заключении контракта на добычу; в течение 2 месяцев стороны должны установить размер казахстанского содержания в товарах, работах, услугах и кадрах, а также выплат на социальную инфраструктуру. В течение 3 месяцев необходимо подписать протокол прямых переговоров. И в течение 24 месяцев — подписать контракт на добычу.

При этом необходимыми обязательствами по контракту стали подписной бонус (сумма и условия выплаты); выплаты на социальную инфраструктуру; процент казахстанских кадров; обучение местных специалистов; закуп отечественных товаров, работ и услуг; предоставление равных условий и оплаты труда для казахстанских кадров (включая субподрядчиков); штрафы за несоблюдение требований по казахстанскому содержанию; обязательства по переработке (утилизации) попутного газа (для контрактов на добычу). В случае несогласия с предлагаемыми условиями недропользователь теряет свое исключительное право на проведение прямых переговоров, а право на добычу выставляется на конкурс. Его победитель, принимая все условия компетентного органа, обязан в течение 3 месяцев с момента заключения с ним контракта возместить недропользователю, который произвел коммерческое обнаружение, затраты на разведку в порядке единовременной выплаты.

При этом по закону для любого вида отчуждения долей недропользования, так же, как и для первичного размещения акций или дополнительной эмиссии ценных бумаг на организованном рынке ЦБ, требуется отказ от приоритетного права государства и разрешение компетентного органа. Впрочем, соответствующие процедуры не применяются для последующих продаж акций или производных ценных бумаг на организованном рынке ЦБ; передачи не менее 99% дочерних организаций или аффилированных лиц, находящихся в собственности, при условии, что такая дочка не зарегистрирована на территории с льготным режимом налогообложения; передачи менее чем 0,1% акций/долей. И если прежде для отказа от приоритетного права и разрешения компетентного органа отсутствовали установленный перечень требуемых документов и временные рамки для выдачи отказа государства, то с принятием в 2010 году закона данный пробел был устранен. Закон обязывает предоставлять заявку и документы на русском и казахском языках, а в случае с иностранными заявителями — прилагать нотариально заверенные переводы на оба языка.

Тогда во исполнение положений нового Закона о недрах в стране было принято более 50 подзаконных актов.

Впрочем, уже спустя более чем год после принятия нового Закона о недрах юристы вынуждены были указать на множество недоработок, препятствующих нормальной деятельности недропользователей в Казахстане.

Как указывали уже тогда эксперты, например, согласно статье 129 Закона о недрах недропользователи, подписавшие контракты с компетентным органом в условиях отсутствия проектных документов, обязаны обеспечить их разработку и утверждение в установленный законом срок и на их основании подготовить рабочие программы. «Здесь сразу возникает вопрос: что означает формулировка «в условиях отсутствия проектных документов»? Это абсолютно не понятно. Ее можно трактовать по-разному. Например, означает ли это что, если контракт был подписан в то время, когда разработка проектных документов не требовалась, или требовались, но они не были подписаны по каким-то причинам, или одобрены уже после подписания контракта», — комментировали они тогда. —  «Если у недропользователя есть рабочая программа, но нет проектного документа, должен ли он его разрабатывать и утверждать – не понятно».

Еще один вопрос, волновавший недропользователей в момент принятия три года назад Закона, касался отсутствия требований по годовым рабочим программам, которые, согласно новому определению, должны были разбиваться по годам, однако не все рабочие программы, разработанные до принятия нового закона, содержали детализацию затрат по видам работ, что создало определенные проблемы.

Очередное новшество в Законе о недрах касалось и шестимесячного срока, в течение которого действительно разрешение компетентного органа на передачу права недропользования или связанных с ним объектов. В случае не совершения сделки в установленный срок заявитель обязан обратиться в компетентный орган за продлением срока действия разрешения или получением нового разрешения. При этом в законе четко прописано, что сделки, совершенные без разрешения или после истечения действия данного разрешения, являются недействительными с момента их заключения. Статья 36 Закона о недрах также предусматривает обязанность компании, осуществившей приобретение права недропользования, проинформировать о ней компетентный орган в течение пяти рабочих дней. Не уведомление о совершении сделки является основанием для признания сделки недействительной. Однако в своих комментариях юристы вновь задавали вопросы. «Что следует понимать под совершением сделки? Можно ли считать, что совершением сделки является само подписание договора о передаче, купле-продаже, или же это означает непосредственную передачу акций недропользователя?».

Также проблемой эксперты сочли и отсутствие в Законе понятие «основной деятельности». В нем, как и в прежнем Законе, любое юридическое лицо, владеющее акциями недропользователя (или оказывающее прямое или косвенное влияние на его решения), а также имеющее основную деятельность в Казахстане, при продаже соответствующих акций должно получить отказ государства от его приоритетного права. Но что в данном случае понимается под основной деятельностью, имеются ли ввиду параметры по уровню добычи, объему резервов или количеству активов, и, если у иностранного юридического лица имеются активы в двух странах, как можно определить, где у него основная деятельность и на основании каких параметров, — недропользователи тогда не разобрались.

Разумеется, Казахстан стремится совершенствовать свое законодательство в области недропользования, однако спешное принятие законов и кодексов, отсутствие части подзаконных актов или бизнес-практики приводит к спорным ситуациям, а порой и новому его пересмотру. Таким образом, ряд формулировок действующих на сегодняшний день в Казахстане статей Закона о недрах по-прежнему могут трактоваться по-разному как со стороны компетентных органов, так и со стороны недропользователей. Принимая новые законы, главное, помнить, что в этом важном вопросе необходимо всегда соблюдать баланс интересов. Стабильность законодательства и предсказуемость поведения правительства, по мнению экспертов, являются ключевыми факторами привлекательности инвестиционного климата в любой стране.

Алена Чепенко http://oilnews.kz/